Архиепископ Берлинский и Германский Марк (Арндт). Тезисы доклада на научно-практической конференции «Всеправославный Собор: мнения и ожидания»

Москва, Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 19 апреля 2016 г.

Источник: Православие и мир

***


Прежде всего, хочу сказать о документе «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». У нас этот документ вызывает настороженность в отношении православной экклезиологии. Терминология запутанная, неясная и может дать повод ко всяким кривотолкам.

Хотя документ начинается словами, определяющими Православную Церковь как «Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», которая «основывает свое единство на факте ее основания Господом нашим Иисусом Христом и общении во Святой Троице и таинствах», к сожалению, такая ясная терминология не выдерживается в течение всего документа. Тут же говорится, что «Православная Церковь констатирует существование в истории других не находящихся в общении с ней христианских церквей и конфессий», и снова и снова повторяются фразы «другие христианские церкви и исповедания». Для нас такая терминология неприемлема.

Я чувствую, что в России архипастыри и пастыри более благосклонно относятся к другим церквам и вероисповедованиям, чем мы за рубежом, потому что мы сталкиваемся с ними каждый день и знаем, что это такое. У нас более острое восприятие этой темы.

В документе отсутствует какая-либо ссылка на факт, что Церковь не только «основана» Господом нашим Иисусом Христом, но и является Его мистическим Телом, всегда единым. И если такое основание — Тело Христово — мы принимаем, то не может быть и разговора о множественности церквей.

В частном разговоре такая терминология (например, «другие церкви») иногда используется из удобства, но она недопустима в официальном церковном документе, который должен быть безупречно точным и ясно и недвусмысленно выражать то Предание, которое мы получили от Отцов, и которое те получили от Господа.

Нигде в тексте разделение между христианами не определяется, исходя из правил Святых отцов и канонов Соборов, как следствие расколов и ересей.

Да, мы не можем встречать каждого инославного словами, что он еретик, но если он меня спросит: «Еретик ли я?», я должен это подтвердить.

В документе постоянно говорится о каком-то загадочном «христианском единстве», но нигде не сказано, что это такое. Если мы имеем в виду «единство верующих во Христа» — «Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь», тогда мы не можем одновременно в том же документе говорить о множественности церквей.

О христианском единстве говорится, как о чем-то «утраченном», а «восстановление христианского единства» объявляется одной из постоянно присутствующих целей Церкви. Но ничего не сказано о том, что мы приглашаем вернуться всех, кто отступил от единства, что мы свидетели без гордыни с нашей стороны. Не наша заслуга, что мы православные, Господь нас призвал в Единую Церковь, и мы должны свидетельствовать об истине, а не затуманивать ее.

Иначе получается, что Православная Церковь не более чем какая-то частица или осколок, а не неразрывное целое, сохраняемое Христом».

Архиепископ Марк также отметил проблемные места, содержащиеся в документе «Миссия Православной Церкви в современном мире». Прежде всего, ошибки в антропологии:

«В документе как ключевой момент постоянно используется термин «человеческая личность», когда следовало бы использовать «человек».

Человеческая личность — это новое выражение, которое не является ни святоотеческим, ни литургическим термином. Эта проблема одинакова во всех вариантах текста, но самый вопиющий и абсурдный вариант — греческий текст. Там употребляется термин «лицо» (Πρόσωπον), который применяется по отношению к Божественным Лицам Святой Троицы. Это неприемлемая терминология.

В русском тексте надо последовательно провести по всему тексту слово «человек».

<…> «Учитывая все недоставки, было бы намного легче, если бы мы в своем словоупотреблении пользовались не словом ”Собор”, но словом ”Всеправославное совещание”. Это бы сняло всю напряженность, которая существует в народе».

Наверх ↑