Диакон Павел Гаврилюк. Святой и Великий Собор и православно-католические отношения


Диакон Павел Гаврилюк ― глава богословско-философской кафедры им. Фомы Аквината богословского факультета Университета Св. Фомы (Миннесота, США).

***


Запланированный на июнь 2016 года Всеправославный Собор на Крите должен утвердить несколько важных документов, среди которых ― «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром». Последний проект «Отношений» был одобрен на V Всеправославном совещании в октябре 2015 года и уже переведен на несколько языков и выложен в интернет. Данный текст порой сравнивают с декретом об экуменизме II Ватиканского собора. Каковы же были отклики православных и неправославных христиан на этот документ? Какие последствия в отношениях между православными и католиками повлечет его утверждение на Соборе?

Декрет об экуменизме («Unitatis redintegratio»), принятый II Ватиканским собором в 1964 году, положил начало новой эпохе отношений между Католической Церковью и остальным христианским миром, в особенности православной его частью. До того собора, католическая иерархия смотрела на православных как на схизматиков, которых необходимо присоединить к Риму. В декрете об экуменизме, напротив, говорится, что Восточные Церкви требуют «особого уважения», поскольку они «обладают истинными таинствами, особенно же – в силу Апостольского преемства ― Священством и Евхаристией, посредством которых они и поныне теснейшим образом… связаны» с Римом.

Что еще важнее, II Ватиканский собор заложил основы для дальнейших шагов. 7 декабря 1965 года, в завершающие дни собора, папа Павел VI и патриарх Константинопольский Афинагор объявили о снятии анафем, наложенных друг на друга предстоятелями Римской и Константинопольской Церквей в 1054 году, и объявили само то событие трагической ошибкой. В том же году, как ответ на решения II Ватиканского собора и Родосских всеправославных совещаний, которые благословили «равноправный диалог» с католиками, в США была создана Православно-католическая богословская консультация. В 1979 году начала работу Смешанная международная комиссия по богословскому диалогу, заявленной целью которой было «восстановление полного общения между двумя Церквами» (т.е. Римско-Католической Церковью и Православной Церковью)». По словам комиссии, «это общение, основанное на единстве в вере, в соответствии с общим опытом и преданием древней Церкви, найдет свое выражение в совместном совершении святой Евхаристии».

Один из первых проектов нынешнего документа об отношениях Православной Церкви с остальным христианским миром был принят на III Всеправославном предсоборном совещании в 1986 году и стал одним из итогов участия православных Церквей в экуменическом движении и в диалоге с Католической Церковью. В свое время ватиканский декрет об экуменизме появился в результате трехлетней работы в условиях сопротивления со стороны сильной антиэкуменической партии внутри Католической Церкви и сложных отношений между Ватиканом и Всемирным Советом Церквей. Ранние проекты декрета, подготовленные еще до начала II Ватиканского собора, свидетельствуют о нежелании отдельных представителей римской курии со всей серьезностью отнестись к экуменическим инициативам Ива Конгара и подобных ему церковных деятелей.

Сегодняшний предсоборный документ ― это итог куда более длительного процесса, и принятый в 2015 году текст значительно отличается от проекта 1986 года. Например, документ 1986 года содержал разделы о двусторонних диалогах с англиканами, старокатоликами, ориентальными (дохалкидонскими) Церквами, римокатоликами, лютеранами и реформатами. Проект, принятый в 2015 году, намного лаконичнее. В нем с осторожностью умалчивается о двусторонних диалогах по причине сильно изменившихся за последние годы обстоятельств.

Декрет об экуменизме вырос из трех текстов, подготовленных до II Ватиканского собора богословской комиссией, комиссией по Восточным Церквам и секретариатом по единству христиан при значительном содействии со стороны некатолических наблюдателей. Например, католический богослов Питер де Мей разработал свою концепцию «иерархии истин» (см. декрет об экуменизме, гл. 11), согласно которой не всё, что разделяет Церкви, в равной степени важно, на основе идей лютеранского богослова Оскара Куллмана. В проекте «Отношений» используется похожая лексика, в частности, там говорится об «иерархии трудностей» (п. 12). С другой стороны, декрет об экуменизме детально разъясняет, как именно следует понимать «иерархию истин», а «Отношения» не раскрывают понятие «иерархии трудностей». Там, где ватиканский декрет предлагает четкие указания, нынешний православный документ оставляет больше пространства для двусторонних диалогов.

Так совпало, что оба документа состоят из 24 глав каждый, хотя по объему декрет об экуменизме втрое больше «Отношений». Оба документа делают акцент на пастырских, а не юридических задачах. Сильная сторона декрета об экуменизме в том, что он предлагает конкретные направления действий для развития единства между христианами. Относительно же православного документа пока не ясно, как именно выраженная в нем воля Святого и Великого Собора будет донесена до верующих.

Наиболее громкая реакция на проект документа об отношении православной Церкви к иным христианам прозвучала от православных традиционалистов, особенно от тех их них, кто пребывает в Болгарии, Грузии, Греции и России. Поводом послужили следующие слова из документа: «Православная Церковь считает, что любые попытки разделить единство Церкви, предпринимаемые отдельными лицами и группами под предлогом якобы охранения или защиты истинного православия, подлежат осуждению.

Как свидетельствует вся жизнь Православной Церкви, сохранение истинной православной веры возможно только благодаря соборному строю, который издревле представлял компетентный и высший критерий Церкви в вопросах веры» (п. 22). Действительно, здесь содержится беспрецедентное осуждение сектантского фундаментализма и, одновременно, твердая поддержка всемирной православной соборности. Принятие данного документа об отношениях православной Церкви с остальным христианским миром помогло бы в будущем нейтрализовывать лоббистские усилия маргинальных традиционалистских группировок.

Несмотря на то, что на подготовку нынешнего текста «Отношений» ушло более полувека и Всеправославный Собор может внести в него новые поправки, данный документ, в сочетании с недавними встречами между папой и предстоятелями нескольких поместных православных Церквей, задает конструктивное направление для дальнейшего развития всемирного православно-католического диалога. Конечно, не стоит переоценивать историческое значение одного документа, но он, тем не менее, являет собой важный шаг на пути к восстановлению полного общения между Церквами и к исполнению завета Христова: «Да будут все едино» (Ин. 17: 21).

 

Статья подготовлена при поддержке специального предсоборного проекта в рамках Православного богословского общества Америки и опубликована Центром православных исследований Фордемского университета.

The Great and Holy Council of Crete and Orthodox-Catholic Relations
by Paul L. Gavrilyuk

Источник: Publicorthodoxy.org

Впервые опубликовано 10 марта 2016 г.

Перевод Василия Чернова

Наверх ↑