Пастырские проблемы супружества в современном православии

Фото: Храм Святых Девяти Мучеников Кизических

Оригинал публикации.

***

В процессе подготовки Святого и Великого Собора, который пройдет на Крите в июне 2016 года, православные архиереи составили предсоборный документ о таинстве брака. Главная цель документа — изложить суть православного учения о святости супружества. Брак установлен самим Богом как союз одного мужчины и одной женщины (1.1). Документ описывает его как «древнейший институт божественного права», в центре которого — Христос. Брак «является образом единства Христа и Церкви» (1.2). В продолжение документа иерархи выражают скорбь по поводу упадка семейной жизни и свидетельствуют о стремлении защитить семью от внешних угроз (1.5).

Предсоборный документ разъясняет основное богословское содержание таинства брака и подчеркивает важность пастырской ответственности при определении канонических условий, при которых Церковь благословляет и совершает это священнодействие. В документе истолковываются отдельные богословские аспекты супружества и содержатся замечания в связи с предложением более четко проводить в жизнь каноны, касающиеся брака. Более строгие формулировки всего, что связано с этим таинством, призваны формировать соответствующий пастырский взгляд на препятствия к супружеству, о чем говорится во второй части документа.

В документе брак именуется «малой Церковью», «образом Церкви», «образом Царства Пресвятой Троицы» (1.4), и «основой семьи» (1.8). Эти богословские иносказания с благоговением указывают на таинственную природу брака в том виде, в каком он сложился в позднеантичный период и развивался вплоть до нашего времени. Супружеская пара, таким образом, предстает базовой клеткой церковного организма — даже более базовой, чем приходская община. Подобная формулировка неразрывно соединяет семью и Церковь, превращая брак в экклезиологическое явление, внутреннее по отношению к Церкви.

Упоминая о многочисленных бурях, сотрясающих наш мир, авторы документа выражают глубокую озабоченность такими проблемами, как разводы или искусственное прерывание беременности. Архиереи стремятся снабдить пастырей всем потребным, дабы те могли защитить супружество от внешних угроз. Утверждая таинство брака на основании всего церковного учения, авторы документа исходят из традиционного взгляда на Церковь как на оплот посреди стихий мира сего.

В документе, однако, остаются не учтенными два важных обстоятельства: то, что в современную эпоху изменился сам процесс выбора супруга или супруги, а также то, что некоторые из угроз, с которыми сталкивается брак, не являются по отношению к нему чем-то внешним. Если бы на данные факты удалось обратить должное внимание, это послужило бы большой пользе пастырского попечения о супругах, которое следует из церковного учения о браке. Церковь должна признать, что в современном мире каждый человек сам выбирает себе мужа или жену, тогда как заключение брака по договоренности родителей или других людей более не считается приемлемым явлением. Пастырский аспект данного положения вещей состоит в том, что мужчина и женщина оказывают друг другу определенное внимание еще до женитьбы. Церковь имеет возможность обратиться со своим свидетельством к тем, кто еще не связан брачными узами, но уже проявляет чувства к своей потенциальной паре, и указать им на важность супружеской любви и постоянной верности, о которых следует помнить даже в моменты влюбленности и эмоционального подъема.

Говоря о пастырских проблемах, документ ограничивается упоминанием разводов и абортов, обходя вниманием такие серьезные угрозы браку, как домашнее насилие, пьянство, эгоизм. Падшая человеческая природа ставит под угрозу многие брачные союзы, поэтому пастырская забота о супругах должна включать в себя тему противостояния греху как таковому. Мужу и жене следует знать свои обязанности, основываясь на источниках, из которых черпается христианское учение (например, в Послании ап. Павла к Ефесянам (5: 25), сказано о долге самоотречения мужа ради его супруги).

Взгляд на брак, как на церковное установление, против которого ополчается внешний мир, может уменьшить то добро, которое несут Церкви достойные брачные союзы. Православная Церковь чтит бесчисленные образы любви между мужем и женой. Основанные на любви супружеские союзы зачастую способны внести громадный вклад в миссию Церкви, осуществляя общее православное свидетельство в нашем мире. В двух начальных молитвах чинопоследования венчания говорится о супружеских парах, которые сподобились благословения Божия и сделались участниками домостроительства нашего спасения. Грядущему Собору следует привлечь внимание к этим святым брачным союзам и призвать пастырей воздавать подобающие почести достойному супружеству в контексте своего приходского служения. Кроме того, честь, воздаваемая священным семейным союзам прошлого и настоящего, может сыграть важную роль в духовном попечении о тех, кто лишь собирается вступить в брак. В пространстве, где будут звучать рассказы о достойных брачных союзах, можно сформировать взгляд на супружество как на ежедневный труд взаимной любви, который требует аскезы на пути прощения, примирения, и самоотдачи во имя другого.

Авторы документа отмечают, что брак, в котором лишь один из супругов принадлежит к Православной Церкви, а другой является инославным христианином, изначально запрещается и не может быть освящен Церковью. Тем не менее, брак с инославным можно «благословить по снисхождению» при условии, что дети, в нем рожденные, будут крещены и воспитаны в православии (2.5а). Данное условие составляет весьма сложный предмет для современного православия, особенно в Западной Европе и в Северной и Южной Америке, где большинство браков — смешанные в церковном отношении. Уже многие годы Церковь благословляет браки православных с инославными без каких-либо ограничений, кроме запрета инославной стороне приступать к Евхаристии. Зачастую, неправославный супруг или супруга, через участие в приходской жизни, постепенно склоняется к православной вере. Любая попытка реализации предлагаемой авторами нормы на пастырском уровне приведет к серьезным последствиям, если учесть, что для большинства православных межконфессиональные браки давно стали нормой.

Темы семьи документ касается лишь кратко, хотя разговор о супружестве был бы более полноценным, если в нем уделить больше внимания детям. В чинопоследовании венчания многократно говорится, что дети — плод брака. Другая проблема, стоящая перед современным православием, заключается в том, что люди избегают освящать свой брак в церкви. Если Церковь представит супружество, как яркий образ любви, в котором заключена возможность сопричастия Божию мироспасительному замыслу, это подвигнет многих мужчин и женщин прибегнуть к церковному браку. Искреннее стремление Церкви воздавать прилюдную честь тем, кто ведет достойную супружескую жизнь, было бы шагом на пути переоценки и осознания важности брака теми, кто в нем не состоит.

Документ не смог охватить множества иных важных вопросов. Во-первых, какое пастырское попечение можно предложить вдовым и разведенным клирикам? Во-вторых, каково церковное призвание одиноких людей? Наконец, способна ли Церковь на более мягкое отношение к бракам между православными и нехристианами? Сегодня, когда Церковь ищет новых путей в диалоге с обществом эпохи постмодерна, становится очевидным, что будущим церковным соборам будет необходимо смотреть на данную тематику шире, чем это предполагает простое обсуждение брака и препятствий к нему.


Статья подготовлена при поддержке специального предсоборного проекта в рамках Православного богословского общества Америки и опубликована Центром православных исследований Фордемского университета.


Диакон Николай Денисенко — доцент кафедры богословия и директор Хаффингтонского экуменического института при Меримаунтском университете им. И. Лойолы.

Священник Алкивиадис Каливас — почетный профессор литургического богословия Греческой православной богословской школы Святого Креста.

Джон Клентос — доцент кафедры восточно-православных исследований Православного института им. Патриарха Афинагора.

Павел Мейендорф — профессор литургического богословия Свято-Владимирской семинарии.

Священник Стелиос Муксурис — профессор литургического богословия Византийской католической семинарии им. святых Кирилла и Мефодия.

Льюис Пацавос — почетный профессор церковного права Греческой православной богословской школы Святого Креста.

Тева Регьюль — студентка докторантуры богословского факультета Бостонского колледжа.

Священник Филипп Зимарис — доцент литургического богословия Греческой православной богословской школы Святого Креста.

 

Перевод Василия Чернова

Наверх ↑