Протоиерей Михаил Гольцман: «Наша задача — знакомить людей с документами готовящегося Собора»

Протоиерей Михаил Гольцман, благочинный Рославльского благочиния Смоленской епархии.

***

— Есть ли у Вас ожидания от Всеправославного Собора и какие? 

— Какие тут могут быть ожидания? Главное ожидание — ожидание единства. Единство может быть декларативным, а может быть настоящим. И такого настоящего единства ожидает от нас Сам Господь. Единство есть воплощение главной христианской заповеди — любви к Богу и ближнему. Любовь — это неразрывное единство. Пусть мы разделены странами и континентами, но мы должны быть нераздельны в нашей общей вере.

Мне кажется, что предстоящий Собор как раз и призван помочь достижению этого единства. Ведь не секрет, что если вероучительные вопросы давно решены и не подлежат пересмотру, то по ряду вопросов, касающихся миссии Православной церкви в мире, проблеме диаспоры и другим, на сегодняшний день мы не имеем общего знаменателя. И это нас разъединяет. Я думаю, вопрос о том, стоит ли собираться и пытаться преодолеть это разъединение — вопрос риторический.    

С другой стороны, мы понимаем, что нельзя допустить в обществе раскола, и это очень ответственная задача. Ведь существует очень упрощенный взгляд так называемых «ревнителей Православия»: незыблемы семь Вселенских Соборов, а грядущий восьмой будет сборищем безбожных, на котором все веры соединятся в одну, будут упразднены все посты и монашество, введен новостильный календарь и т.д. Тревога людей понятна, ведь эти вопросы касаются самого главного и святого для христианина — спасения и веры. Но к чему подозрения? Уже давно опубликованы проекты документов готовящегося Всеправославного Собора, и наша задача — знакомить людей с ними.

Что касается обсуждаемого в рамках подготовки к Собору вопроса о диалоге с инославными, то, знаете, прежде чем не только стать священником, а хотя бы покреститься, в своих поисках «Пути, Истины и Жизни» я сам прошел более десятка как восточных, так и западных религиозных учений и практик. И пришел ко Христу, в Его Церковь — Православную Церковь. И считаю, что Церковь Христова существует, имеет видимые границы и та Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь, о которой мы говорим в Символе веры, является Православной Церковью, а мы — православные христиане — ее членами.

Но стоит не забывать, что мир, в котором мы живем — не черно-белый мир, а в алтаре храма на Святом Престоле лежит не Типикон и не свод церковных канонов, на нем лежит Святое Евангелие — Благая весть о любви Бога к людям. К заблудившимся людям. Ко всем людям. Так неужели мы имеем право закрыться от диалога с ними в скорлупу своей праведности.

 

Наверх ↑