Сергей Кравец: «При обсуждении некоторых документов на Соборе может победить принцип ток-шоу»

С.Л. Кравец — руководитель и главный редактор церковно-научного центра «Православная энциклопедия».

***

— Как Вы относитесь к предстоящему Всеправославному Собору и есть ли у Вас какие-либо ожидания от него?

— История дает православным Церквам и народам шанс и явно показывает насущную необходимость движения к реальному и устойчивому единству — не от случая к случаю — как в радости (2000-летие Рождества Христова), так и в горе (поддержка Антиохийской Церкви в сирийской трагедии),— а в ежедневной «обычной» жизни.  

С одной стороны, сейчас нет ни межгосударственного военно-политического противостояния, как в XVI—XIX веках (например, между Османской империей, подданными которой были большинство православных народов, и Россией было более десяти только полномасштабных войн), ни межблокового идеологического разделения, как во второй половине XX века, что являлось непреодолимым препятствием к таковому единству. 
С другой стороны, критическое ослабление роли базовых христианских ценностей (прежде всего, в вопросах семьи и брака, соотношения прав и свобод личности и общественного порядка) и вообще влияния Церкви в обществе, рост религиозного экстремизма и т.д., привели к осознанию неотложной нужды в выработке общей активной позиции.

Собор — не «венец» этого процесса, а только его начало, и притом, крайне сложное и таящее много очевидных опасностей, например: 

1. Историческое наследие в самоопределении: оно есть почти у каждой Поместной Церкви (например, у Константинопольского патриархата это — поддерживающая амбиции даже и сто лет спустя память о дарованном султанами праве Фанара на управление всеми православными народами в Османской империи, у Русской Церкви — многовековое самосознание единственного свободного от власти иноверных Православного Царства, у Грузинской Церкви — превалирующий национальный характер православного предания и т. д.). Если позволить этому наследию доминировать при выстраивании современных отношений, то процесс единения будет обречен. РПЦ сделала крайне важный шаг, добившись в регламенте Собора положения о консенсусе, так что голос каждой из Церквей не может быть проигнорирован. Это очень важно. 

2. Особенности и проблемы, иногда очень значительные, наличествующие во внутренней церковной политике у каждой из Церквей (отношения с государственной властью, позиционирование в обществе, политические и экономические сложности и т. д.). Если на Соборе делегации будут ориентироваться прежде всего на внутреннюю проблематику их Церквей и стремиться к ослаблению любых решений, способных нарушить спокойствие в их внутренней жизни, Собор может оказаться крайне неэффективным.

3. При обсуждении каких-то документов на Соборе может победить принцип «ток-шоу»: желание «заявить себя» прежде всего для аудитории в своей стране или странах (все равно, с какой позицией — яростно сохраняющего традиционный подход или, напротив, ярко демонстрирующей современный «цивилизованный трэнд»), может сделать невозможным совместный поиск наилучшего решения. В этом смысле стремление любого участника стать «главным экспонатом» разрушительно для работы Собора. Тем более что по логике «ток-шоу» подобная позиция крайне заразительна и может превратить любое собрание в «ярмарку тщеславия». 

Эти и другие опасности не отменяют необходимости проведения собора как первой за многие столетия попытки выработать согласованную позицию по части наиболее насущных вопросов. Еще раз, собор — начало пути, и я жду от него не столько решений (процесс усвоения внутри Поместных Церквей даже принятых решений будет долгим и, вероятно, сложным), сколько нахождения правильных норм выработки таких решений (как тут не вспомнить важнейшую инициативу РПЦ по предварительной публикации материалов собора). Этот собор должен явно показать саму возможность и эффективность совместной работы. Иначе, в случае неудачи, национальные, государственные и культурные различия православных народов и стран могут стать определяющими на многие годы вперед.

Наверх ↑